Государственное унитарное предприятие города Москвы «Мосэкострой» образовано путем переименования ГУП СКБ «Мосстройпрогресс» в соответствии с распоряжением Департамента имущества города Москвы от 30.11.2004 г. № 3191-р.

ГУП СКБ «Мосстройпрогресс» создано распоряжением Правительства Москвы от 01.09.2004 г. № 1739-РП «О реорганизации Государственного унитарного предприятия города Москвы СКБ «Мосстройпрогресс», на базе двух предприятий — МГУП «Промотходы» и МГУП «Экотехпром» и является их правопреемником в части выполнения функции государственного технического заказчика правительства Москвы по капитальному строительству объектов санитарной очистки — от принятия решения о создании объекта до его ввода в эксплуатацию.

Процесс санитарной очистки представляет собой сложный многоуровневый комплекс, основными элементами которого являются полигоны для захоронения отходов и мусоросжигательные заводы. Их строительство, а в случае с полигонами и последующая рекультивация, под силу только узкоспециализированным предприятиям, имеющим опыт деятельности в сфере утилизации отходов. Контроль каждого из этапов деятельности этих компаний на санитарных объектах столицы был возложен на Государственное унитарное предприятие «Мосэкострой».

Сотрудники ГУП «Мосэкострой» осуществляют контроль за соблюдением установленных правил и норм проведения работ на объектах экологического назначения: участвуют в качестве экспертов в конкурсах, отслеживают соблюдение сроков разработки проекта, деятельность генподрядных и субподрядных организаций, поставщиков, соответствие объемов выполнения порученного заказа запланированной смете, а также контролируют получение официальных согласований от федеральных и муниципальных экспертных организаций. Иными словами, осуществляют менеджмент в сфере строительства объектов городской системы санитарной очистки.

В настоящее время в активе компании строительство двух из четырех действующих в Москве мусоросжигательных завода: МСЗ №2 на Алтуфьевском шоссе и МСЗ №4 в промзоне «Руднево»; рекультивация полигонов по захоронению ТБО: «Икша» (Дмитровский район Московской области), «Хметьево» (Солнечногорский район), «Щербинка» (Домодедовский район), «Жирошкино» (Раменский район), «Саларьево» (Ленинский район).

Данные объекты являются многоуровневыми, высокотехнологичными проектами, сданные точно в срок и с надлежащим качеством. Все это говорит о высоком профессионализме и немалом опыте сотрудников предприятия в сфере капитального строительства санитарных объектов.

ИСТОРИЯ  УСАДЬБЫ  ФИНЛЯНДСКИХ

Экскурс в историю домов по ул. Шумкина, 16.

 В декабре 2011 года в здания бывшей усадьбы Финляндских  постояльцы — сотрудники ГУП «Мосэкострой». По сей день они здесь работают и заботятся о сохранении вверенного им памятника архитектуры начала ХХ века.

В этом уголке Сокольников нечасто встретишь охотника за русской стариной. Обычный спальный микрорайон, выросший в 70-90-е гг. между знаменитым парком «Сокольники» и железнодорожной веткой Рязанского направления. Лишь изредка пытливые краеведы приводят сюда пешие экскурсии взглянуть на уцелевшие строения более чем столетней давности. Лучше разглядеть фасады можно поздней осенью или зимой, когда богатые кроны старых лип и клёнов не скрывают за своими кронами скромное изящество рукотворной гармонии.

Это владение по  ул. Митьковской с деревянной усадебной застройкой и садом было сформировано в середине XIX в. До передачи участка в аренду Финляндскому Н.Д. хозяйствовал здесь купец Егоров Н.А.   Первое, что сделал новый хозяин, снёс старые постройки, оставив лишь крепкий сарай, и заказал проект усадьбы, которую намеревался использовать как дачу.

На Сокольническом поле в конце XIX в. уже сформировался дачный посёлок из одно-двухэтажных строений, в архитектурном решении тяготеющих к стилю русского модерна.

В городском архиве сохранилось прошение потомственного почётного гражданина Финляндского Н.Д. в Городскую управу о строительстве на арендуемой земле Дворцового ведомства двух зданий: одно из них «двухэтажное деревянное жилое строение с каменным брандмауэром, таковое же деревянное двухэтажное с нежилой вышкой как архитектурное украшение».

О Финляндских и колоколах

О семье Финляндских известно из книги»Справочник о лицах, получивших купеческие свидетельства на 1892 год», что Финляндский Николай Дмитриевич, 49 лет,  в купечестве состоит с 1866 года. Его семейство состоит из жены Ольги Николаевны и сына – Павла Николаевича.

Н.Д. Финляндский получил колокололитейный завод в 1860 году в качестве приданного своей жены Александры Павловны в девичестве Богдановой. К её отцу — Павлу Михайловичу Богданову — производство перешло в 1830 году от его отца — Михаила Богданова, а ему – от знаменитой династии Моториных. Именно трудами Моториных ознаменован расцвет сверхтяжелого колокольного литья в России.

В 1877 году, когда потребовалось отлить уникальный, третий по весу колокол в Москве (1654 пуда), обратились именно к Финляндскому. Заказ был очень почетным — для для Храма Христа Спасителя, построенного на пожертвования в память победы в Отечественной войне 1812 года. Всего для Храма отлили 14 колоколов общим весом 4008 пудов. В трех колокольнях разместили по одному, а в четвертой — одиннадцать небольших; самый маленький весил двадцать четыре фунта. За эту работу П. Н.

Финляндский был удостоен орден Святого Станислава и Большой золотой медали.

Завод Финляндского — единственный из всех колокололитейных заводов в России имел право отливки на своих колоколах трех изображений государственного герба. Первый герб на них появился в 1873 году как награда за отливку колоколов для церквей Прибалтийского края (за эту работу завод получил личную золотую медаль), второй — в 1882 году (после XV Всероссийской выставки в Москве), третий — 1896 году (после выставки в Нижнем Новгороде). Последнюю из этих наград получал уже сын — Павел Николаевич Финляндский. Ему Николай Дмитриевич передал завод в 1893 году. Кроме этих наград завод имел большую серебряную медаль за участие в Московской мануфактурной выставке 1865 года, бронзовую медаль за участие в Парижской выставке; Большую золотую медаль за участие в Петербургской мануфактурной выставке. Сам же Павел Николаевич был награждён Крестом СВ. Станислава без мечей.

Именно под руководством Павла Николаевича завод снискал неслыханную славу. Тогда на предприятии ежегодно отливали до 20.000 пудов колоколов на заказ. По тщательности отливки и обработки они признавались лучшими в России. Особое внимание уделялось не только звучанию, но и оформлению колоколов. О производстве Финляндских есть упоминание в книге В. А. Гиляровского «Москва и москвичи».

При заключении договора на отливку колокола завод Финляндского гарантировал заказчику, что колокол будет нарядным, хорошо украшенным и, самое главное, с красивым голосом, который обязательно должен соответствовать его весу. На каждый колокол завод выдавал гарантию.

В истории предприятия известны случаи, когда колокола переливались заново без дополнительной оплаты, чтобы получить необходимый звон и выполнить договорные условия. Сами колоколозаводчики обучали звонарей тонкостям работы с колоколами. Звонари, приезжая получать заказ, порой до двух недель проходили курс звонарного мастерства, прежде чем забрать колокол для своей обители.     С завода П.Н. Финляндского колокола отправлялись в Париж, Канны, Сан-Франциско, Токио, Афон, Иерусалим и многие другие зарубежные города. Но больше всего их отливали для православных храмов России: в Санкт-Петербурге и Москве, Кронштадте и Смоленске, Житомире и Полтаве. Колокола с завода Финляндского звучали не только в крупных городах, но и в селах: в Кимрах под Тверью, в Озерах близ Коломны, в Константинове под Рязанью и ещё во многих-многих монастырях и скитах.

Колокольное производство Финляндских работало вплоть до Первой мировой войны. В 1926 году отливка колоколов была прекращена. Но и по сей день большинство экспертов и звонарей признают звучание этих колоколов уникальным, а их художественное оформление лучшим в истории колокололитейного дела.

Павильоны колокололитейщиков Финляндского и Самгина на Всероссийской выставке в 1882 г. в Москве.

Такова история профессиональной деятельности семьи, в конце века решившей построить дачу на Митьковской (Шумкина) улице.

Усадьба Финляндских

Для создания проекта усадьбы был приглашён студент Московского училища живописи, ваяния и зодчества Рудановский Владимир Александрович. Этот проект был разработан как дипломная работа, но Рудановский не закончил курс и 1901 г. получил свидетельство техника архитектуры на право производства работ по гражданскому строительству и дорожной части.

Надо отметить: тот факт, что дипломный проект, получивший своё воплощение в жизнь, был большой редкостью.

Кроме этой усадьбы по проектам Рудановского были построены:

— жилой дом в Еропкинском переулке, 11 (1901);

— часовня на Введенском кладбище (1911-1912) (фото);

— доходный дом Н. А. Улиха на Пречистенке, 25 (1911—1912);

— жилой дом Крупенникова в Денисовском переулке, 24 (1912-1913) (фото) и др.

Как было принято в те времена, семья Финляндских занималась не только производством, но и благотворительностью. Павел Николаевич был попечителем Никито-романовской школы при Никитском девичьем монастыре.  Отец его – Николай Дмитриевич — почётный гражданин Москвы – был известен своей благотворительностью и попечительством о бедных, он состоял гласным  Московской городской думы с 1877 по 1881 годы и с 1885 по 1892 годы был старшиной Мариинского детского приюта.

Так что решение Финляндских ещё недостроенную дачу перепрофилировать в «сиротопитательное заведение» было совсем не случайным.

Стоит сказать, что в последнее десятилетие ХIХ в. количество благотворительных учреждений в России увеличилось втрое, основная их доля приходилась на Санкт-Петербург и Москву. А в столице на рубеже веков как раз-таки Сокольническая сторона стала средоточием благотворительных и богоугодных заведений.

В 1902 году – в год открытия Финляндским приюта для сальчиков-сирот — поблизости было организовано как минимум ещё два богоугодных заведения: приют братьев Бахрушиных и дом призрения братьев Боевых. По масштабу они значительно превосходили детище колоколозаводчика, возможно, поэтому так мало сведений об этом приюте и осталось в архивах.

Приют просуществовал по этому адресу до 1917 года, затем же его перевели в новое здание на улице Красносельской.

Чем примечателен ансамбль деревянных зданий?

Основная часть работ по возведению зданий была проведена зимой с 1901 на 1902 гг., а окончательная отделка внутренних помещений и наружная обшивка срубов тёсом завершилась к новому 1903 году. В первом строении – самом красивом — были поселены дети, а в другом расположились учебные классы и учительские квартиры.

Стилистику внешнего декора построек Рудановский вписал в уже созданную характерную для близлежащих сокольнических дач архитектурную канву.

Кроме того, главный фасад справа увенчивала башня-вышка со шпилем (элемент, упущенный при реконструкции). Деревянный декор выполнен методом уникальной прорезной и плоскорельефной резьбой. А вся отделка зданий задумана в стиле модерн с использованием элементов псевдорусского зодчества, так называемого стиля «а-ля рюс».

Оба здания имеют срубную конструкцию на каменных бутовых фундаментах, снаружи обшиты тёсом.

Ансамбль зданий был оригинально спланирован. Поскольку в юго-восточной части усадьбы был разбит чудесный сад, главное строение архитектор отнёс вглубь и украсил фасад палисадником, замысленным как центр участка, обособленный лёгким забором.

Со стороны проезжей части по проекту усадьбу украшала ажурная сквозная решётка с парадными воротами. Это позволяло прохожим любоваться резным убранством дома.

Второе же здание фасадом выходило непосредственно на улицу, поэтому окна первого этажа защищали ставни.

Блеск и увядание…

После 1917 г., когда  детский приют поменял свой адрес, участок купил некто Николай Петрович Левин, и в домах были устроены коммунальные квартиры. В первом здании их было четыре, в другом — семь.

И в последующие 70 лет здесь мерно текла жизнь советских граждан невысокого достатка. В уютном дворике под сенью деревьев жильцы гуляли с детьми, сушили белье, разводили голубей, кур и даже коз, коротали вечера за домино, справляли свадьбы и провожали в последний путь.

5 ноября 1957 году Митьковскую улицу переименовали в честь революционера В.Г. Шумкина, когда-то проживавшего в этом районе.

В 60-е-70-е годы стали активно сносить и разбирать строения «дачных» Сокольников, застраивая район многоэтажками. С завистью смотрели жильцы коммуналок из дома № 16 по ул. Шумкина на то, как разъезжаются соседи в разные уголки Москвы в новую жизнь «с отдельной кухней и отхожим местом».

Два почерневших от времени домика остались маленьким осколком уходящей истории и выжили, скорее всего потому, что особняком стояли на противоположной стороне улицы. Их неприглядность спрятали за бетонным забором. Деревянные строения давно потеряли штрихи изящества резного убранства.

Некогда просторные балконы зашивались грубыми досками, постепенно сами дома стали врастать в землю, каждый раз охватываясь дрожью, когда где-то глубоко под пластами земли пролетал состав метро из Сокольников к Красносельской…

                              1974 г. 

Только в конце 70-х, впервые после постройки, было произведено обследование зданий и зафиксировано отсутствие перестроек и утрат, которые могли бы изменить первоначальный облик интерьеров внутренних помещений. При этом было отмечено хорошее техническое состояние конструкций, стен, покрытий, потолков, пола, декора фасадов и, в то же время, плохое состояние интерьеров.

Но уже тогда у строения 8 не было ни высокого двухъярусного шатра со шпилем на северном фасаде, ни солярного знака со шпилем над фронтоном, ни резного кокошника над главным входом. Да и парадная лестница, некогда профильная двухсходная, упростилась. Оригинальный старый декор из пропильной сквозной резьбы со временем был поражен грибком.

В 1979 г. «Мосгорнаследие» подготовило документы для постановки ансамбля жилых домов начала ХХ в., состоящего из двух зданий, под государственную охрану. В общем паспорте, составленном по этому поводу, строения по ул. Шумкина, 16названы: «ценными образцами архитектуры раннего московского модерна в его псевдорусском варианте».

         1991 г.            

Прошло ещё полтора десятка лет…

В 1986 году Комиссия по архитектурному наследию Московского Союза архитекторов СССР рассмотрела и одобрила предложение «о постановке на госохрану как памятников архитектуры местного значения зданий, являющихся ценным образцом по ул. Шумкина (два дома и сторожка)».

В этом же году наши дома осиротели, попрощавшись с последними жильцами. Эти домики походили на чету древних старичков, в    растерянности бредущих в тумане времени.

Оставшись без жильцов, они стали стремительно ветшать.

В 1990 «Ансамбль деревянных домов, нач. ХХ в.» был включён в Список вновь выявленных памятников, и решением Исполкома Московского горсовета народных депутатов исключён из жилищного фонда как строения, «недостаточно пригодные для дальнейшего проживания граждан» и был сдан в аренду в качестве офисных помещений с обязательным проведением реставрационных работ.

Первый эскизный проект реставрации, реконструкции и приспособления усадьбы был рассчитан на выполнение в 1992-94 гг.

У НПО «Техномаш», арендовавшего здания с 1991 до 1995 года, сил хватило только на заказ вышеназванного эскизного проекта.

Поэтому с арендаторами попрощались.

И в последующие семь лет здесь обитали только тени прошлого.

В 2002 году появились новые арендаторы — ООО «АРС Сервис Люкс», а с ними и — новый проект реставрации. Он увидел свет в 2004 году со значительными расхождениями с оригиналом, но был принят к исполнению.

Почти 20 лет свидетели столетней истории ждали своего нового рождения.

В 2005 году завершилась реставрация зданий. К сожалению, на деле реставрация обернулась реконструкцией: от внутренней планировки и первозданных интерьеров ничего не осталось. Угловые изразцовые печи, внутренние каменные лестницы, наборный мозаичный паркет исчезли, оставшись лишь на фотоснимках.

Замысловатость и воздушность облика зданий, именуемые композиционными акцентами в виде веранд и балконов, стёрлись стремление «реставраторов» увеличить полезную площадь под планируемые офисы.

В результате проведённых ремонтно-реставрационных работ вместо декоративной ограды с металлической решёткой, въездным парадным входом возведена высокая глухая деревянная ограда, нарушившая восприятие главного фасада строения 1. Хотя в проекте 1991 года установка авторского исторического ограждения предусматривалась.

Но, надо отдать должное, в ходе реставрации декоративные элементы, полностью пришедшие в негодность, были воссозданы по первоначальным авторским чертежам архитектора. Пожалуй, это был один из немногих плюсов в работе над восстановлением этого памятника деревянного зодчества начала ХХ века.  Хотя все резные украшения, так же, как и высота шпилей, претерпели некоторое уменьшение в масштабе.

Сегодня резной декор строений выглядит так:

Результаты реставрации были столь неоднозначны, что 23 ноября 2012 года на совещании в Департаменте градостроительной политики как вариант исправить ошибки реставраторов-реконструкторов предлагалось даже снести здания и построить заново строго по проекту Рудановского В.А., либо оставить постройки как есть и исключить из перечня объектов культурного наследия с последующим признанием самостроя законным.

Однако не случилось ни того, ни другого. В письме от 11.01.2013 г. в адрес ГУП НИиПИ Генплана Москвы от Мосгорнаследия указано, что на территории исследуемого владения располагаются выявленные объекты культурного наследия.

По результатам государственной  историко-культурной экспертизы Департамента культурного наследия Москвы рекомендовано отнести исследуемые объекты к исторически ценным градоформирующим объектам со следующим наименованием и адресом: Жилые дома приюта для мальчиков-сирот, 1901-1902 гг, техник архитектуры В.А. Рудановский, реконструированы в 2000-х гг.» (ул. Шумкина, 16, строения 1 и 8).

В СМИ попадаются публикации, где есть информация о том, что реализация проекта реставрации ансамбля строений по ул. Шумкина, 16 в 2007 году получила награду в конкурсе Союза архитекторов Москвы «Золотое сечение» за лучшее восстановление деревянного памятника в стране. Но документального подтверждения этому факту найти не удалось.

Хотя,.. важнее другое – нам осталась красота.

А вот что утрачено безвозвратно – так это сад, послуживший опорной точкой этому проекту, вдохновивший когда-то молодого архитектора. Закатанный мёртвым асфальтом внутренний двор диссонирует с кружевом резного убранства зданий из тёплого живого дерева. Лишь с десяток уцелевших лип, берёз и клёнов, вполне возможно, и есть остатки того сада — свидетели зарождения усадьбы Финляндских и её истории, сада, который по «доброй русской традиции» вырублен в ознаменование наступления новой эпохи.

Инженерные службы нынешнего арендатора — ГУП «Мосэкострой» — ежегодно проводят профилактический осмотр технического состояния конструкций зданий и обработку деревянных элементов обшивки и декоративной резьбы, противостоящих разрушению и времени.

Рассказ о маленьком памятнике деревянного зодчества прошлого века, конечно же, полон «белых пятен». И если удалось узнать кто    проектировал и кто строил эти дома, то о жильцах —  сначала приюта, а затем коммуналок — пока нам ничего не известно. И, кто знает,            может быть самое увлекательное ждёт впереди. Хотелось бы найти тех людей, кто жил в этих стенах, увидеть фотографии и продолжить  рассказ об истории обитателей двора по адресу ул. Шумкина, 16.                                       Бальхаева Н.